Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Радио Sputnik

Грани идеализма

Нобелевская премия по литературе носит более субъективный характер, чем премии за конкретные научные открытия. Быть может, именно поэтому она нередко оказывается игрушкой в руках достаточно влиятельных политических сил.

Автор Ярослава Бычкова

Грани идеализма
24 ноября 2015, 13:24

Согласно уставу Нобелевского комитета, "литературой является не только беллетристика, но также и другие произведения, которые по форме или же по стилю представляют литературную ценность". Вместе с тем, эксперты отмечают, что требования к произведениям, которые были номинированы на эту премию, со временем изменились или даже ослабли. Так, теперь рассматриваются не только произведения, написанные за последний год, но и более ранние работы того же автора. Нужно соблюсти только одно условие – "их значимость не была оценена до недавнего времени".

Все помнят замечание Нобеля о том, что литературное произведение должно предоставлять это благо в "идеалистическом направлении". Ну а Шведская академия в своем выборе связана общими рамками устава Нобелевского фонда. Правда, эти критерии слишком расплывчаты, поэтому в результате тот же самый нобелевский "идеализм" решили трактовать как высокий уровень стиля и языка – то, что выделяет произведения из корпуса современной литературы. А здесь уже на первый план выходят субъективные оценки, подчеркивает политолог Александр Коньков: 

"Нобелевская премия по литературе носит более субъективный характер в силу того, что литература – это не научные знания, это область искусства, часть культуры. И в этом смысле, премия по литературе более субъективна и отражает некие представления о вкусе, представления о прекрасном, которые присущи тем людям, которые принимают эти решения".

С ним согласен и завотделом Института прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН Георгий Малинецкий:

"Нобелевская премия по литературе – одиозная Нобелевская премия – она показывает, что там, где есть конкретные достижения естественных наук – это оправданно, это высокий престиж и высокое признание. Но там, где дело касается чего-то субъективного, как премия мира, литературная премия, она оказывается игрушкой в руках достаточно влиятельных политических сил".

Медаль лауреата Нобелевской премии
От динамита до премииВыдающийся химик и инженер, изобретатель динамита Альфред Нобель оставил после себя не только внушительное состояние, но и завещание, по которому за самые важные открытия ежегодно присуждается престижнейшая международная премия.

Однако изначально эта премия была все-таки во власти завещания Нобеля и его слов об "идеализме". Именно поэтому, отмечают специалисты, Нобелевскими лауреатами стали британец Редьярд Киплинг и немец Пауль Хейзе, тогда как Лев Толстой – нет. Знаком того, что премия отходит от завещания стал выбор в пользу Анатоля Франса и Бернарда Шоу. Еще одна смена ориентиров – и Нобель переходит к Герману Гессе и Сэмюэлю Беккету. В итоге сегодня далеко не всегда можно согласиться с оценками прошлого, резюмирует профессор, завкафедрой новейшей русской литературы Литературного института им. А.М. Горького Владимир Смирнов:

"Да, иногда это совпадало с огромным даром, со сделанным русскими и зарубежными писателями. Но сплошь и рядом там масса людей проходных.  Что такое премия? Премия не спасет ни от бездарности, ни от таланта".

Нередко писатели, которые, казалось, являлись главными претендентами на Нобеля по литературе, оставались без премии отнюдь не по литературным мотивам, вспоминает историю Набокова Владимир Смирнов:

"За него ходатайствовали. Я видел ходатайство Солженицына, где он рекомендовал Шведской академии дать премию писателю двух великих языков – русского и английского – Набокову, в честь огромного таланта и других заслуг. Но они на это не пошли. Дело в том, что когда он вошел в число известных мировых писателей, он в разных интервью, в статьях, проявлял нагловато-дерзкий нигилизм по отношению ко многим известным писателям. Его мало интересовала идеология – он сокрушительно писал и говорил о Солженицыне, о Борисе Пастернаке, о Шолохове, о Хемингуэе, Камю, Фолкнере, Томасе Манне. В очень дерзких и скандальных формах".

Нобелевская премия по литературе отличается от всех остальных еще одним – она единственная, которую ни один кандидат не получал дважды. Но дважды от нее и отказывались. Пастернак в 1958 году, согласившись сначала, позже по определенным мотивам отказался. В 1964-м ее отклонил Жан-Поль Сартр, отвергавший любое признание на официальном уровне.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала