Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Программы - Радио Sputnik

"Российская летопись". "Кассандра" во главе Комитета министров

Блудов сделал головокружительную карьеру. А трамплином стало его участие в Верховной следственной Комиссии по делу о декабристах. Об этом в программе радио Sputnik "Российская летопись" расскажет ее автор и ведущий Владимир Бычков.
Шестнадцатого апреля 1785 года родился граф Дмитрий Николаевич Блудов, писатель, министр внутренних дел, глава Государственного совета и Комитета министров, президент Академии наук.
Но это все будет позднее. А в молодости Блудов был "архивным юношей" – служил в Московском архиве Коллегии иностранных дел, увлекался литературой, сам пописывал. Впрочем, это не удивительно: он доводился племянником самому Державину, а его кузеном был знаменитый драматург начала XIX века Владислав Александрович Озеров.
В 1815 году Блудов и еще несколько человек организовали знаменитое общество "Арзамас". Причиной его создания стала постановка комедии знаменитого в те годы драматурга князя А.А. Шаховского "Липецкие воды, или Урок кокеткам", где в сатирическом образе поэта Фиалкина был выведен Жуковский. Шаховского друзья поэта обвинили в зависти и клевете. Блудов в ответ написал сатиру "Видение в арзамасском трактире, изданное обществом ученых людей".
Так появилось шуточное общество выступивших против Шаховского и других литературных консерваторов. В "Арзамас" входили многие известные литераторы того времени: Жуковский, Пушкин, Вяземский, Батюшков, Плещеев, Денис Давыдов, Вигель, Блудов и многие другие.
Все члены "Арзамаса" имели шутливые прозвища, заимствованные из баллад Жуковского. Сам Жуковский – Светлана, Вяземский – Асмодей, Пушкин – Сверчок, его дядя Василий Львович – Вот-я-вас! и так далее…
А само посвящение в члены общества пародировало масонские ритуалы.
Поэт Михаил Александрович Дмитриев в своих "Записках" рассказал о приеме Василия Львовича Пушкина в "Арзамас": "Пушкина ввели в одну из передних комнат, положили на диван и навалили на него шубы всех прочих членов "Арзамаса". Это якобы прообразовывало шутливую поэму князя Шаховского "Расхищенные шубы" и означало, что новопринимаемый должен вытерпеть, как первое испытание, шубное прение, то есть преть под этими шубами. Второе испытание состояло в том, что, лежа под шубами, он должен был выслушать чтение целой французской трагедии. Потом с завязанными глазами его водили с лестницы на лестницу, привели в слабоосвещенную комнату, развязали глаза. Перед взором Пушкина предстало чучело. Ему объяснили, что это означает Дурной вкус; подали лук со стрелами и велели поразить чудовище. Пушкин, толстый подагрик, натянул лук, пустил стрелу и тотчас упал, потому что скрывавшийся тут же за портьерой мальчик выстрелил в него из пистолета холостым зарядом. Потом Пушкину дали в руку эмблему Арзамаса – настоящего мерзлого и жирного арзамасского гуся, которого он должен был держать в руках все время, пока ему говорили длинную приветственную речь. Наконец, ему поднесли серебряную лохань и рукомойник, умыть руки и лицо, объясняя, что это прообразует комедию Шаховского "Липецкие воды"... Разумеется, в "Арзамас" так принимали только одного добродушного Василия Львовича, который, однако, ни на секунду не усомнился, что все подвергались таким же испытаниям".
© Кирилл Каллиников / РИА НовостиПортрет Василия Львовича Пушкина в доме-музее В.Л. Пушкина в Москве
Портрет Василия Львовича Пушкина в доме-музее В.Л. Пушкина в Москве
Портрет Василия Львовича Пушкина в доме-музее В.Л. Пушкина в Москве
Блудова нарекли в "Арзамасе" Кассандрой. И на то было серьезное основание. 15 декабря 1815 года он произнес шуточную надгробную речь члену общества "Беседа" и Российской академии, переводчику Ивану Семеновичу Захарову. А вскоре Захаров и в самом деле умер. Пушкин в стихах об "Арзамасе" написал: "Где смерть Захарова пророчила Кассандра"...
Таких обществ, как "Арзамас", в те годы в Петербурге было немало. Правда, не столь одухотворенных. Например, было общество любителей пробки – откровенных пьяниц-аристократов, устраивавших ежедневные попойки и фиксировавших в журнале заседания количество выпитого каждым из членов собрания.
Но вернемся к Блудову. Он сделал головокружительную карьеру при Николае I. А началось все с того, что Дмитрия Николаевича назначили в 1826 году делопроизводителем Верховной следственной Комиссии по делу о декабристах. Он составил донесение о ходе следствия, которое понравилось императору и принесло автору орден Святой Анны.
Тут надо внести ясность: многих декабристов Блудов знал лично, и для него было большим мучением участвовать в суде над ними. Но, с другой стороны, верность присяге – в те времена это еще не было пустым звуком.
© РИА Новости / Сергей Компанийченко / Перейти в фотобанкПамятник Николаю I на Исаакиевской площади в Санкт-Петербурге
Памятник Николаю I на Исаакиевской площади в Санкт-Петербурге
Памятник Николаю I на Исаакиевской площади в Санкт-Петербурге
К тому же все госслужащие давали подписку примерно такого содержания: "Я, нижеподписавшийся, чистосердечно и со всей откровенностью объявляю… что в продолжение всей моей жизни ни к какому тайному обществу не принадлежал и оных ни токмо никогда не посещал, но никакого ни об одном тайном обществе сведений не имею… и принадлежать не буду".
Думаете, это смешно и несерьезно? Тогда все-таки больше верили слову, а не запискам. И, наверно, ‒ по крайней мере, так сейчас кажется ‒ напрасно. И поэтому нет ничего удивительного в том, что столетие спустя большинство членов Временного правительства были масонами. Это тоже смешно?
После смерти Карамзина Блудов подготовил к печати последний, неоконченный том "Истории государства Российского". А незадолго перед своей смертью именно Карамзин указал императору Николаю на Блудова как на человека консервативного и просвещенного, достойного занять место в высшей государственной администрации. Так оно и вышло.
И еще об одном непременно нужно рассказать. Блудов был совершенно бескорыстным человеком. Он впоследствии занимал много высших государственных постов, но никакого личного состояния так и не нажил. Современники отмечали, что жил граф на одни государевы оклады, т.е. жил, по петербургским понятиям, довольно скудно, питался очень скромно, а в его салоне, когда подавался вечерний чай, на столе появлялся медный самовар (?!). Словно чаепитие проходило не у высокого сановника, а в каком-то мещанском семействе.
© РИА Новости / М. Филимонов / Перейти в фотобанкРепродукция портрета русского дипломата, министра иностранных дел Александра Михайловича Горчакова
Репродукция портрета русского дипломата, министра иностранных дел Александра Михайловича Горчакова
Репродукция портрета русского дипломата, министра иностранных дел Александра Михайловича Горчакова
В 1858 году Блудову потребовалось лечение на минеральных водах за границей, но денег на поездку, как всегда, не было. Его маленькое имение уже было давно заложено. Он стал хлопотать о его перезалоге. Об этом узнал министр иностранных дел князь А.М. Горчаков, будущий канцлер. Он был до глубины души поражен, что один из виднейших сановников Империи находится в столь стесненных материальных условиях. Горчаков доложил об этом императору, который пожаловал Блудову необходимые для поездки за границу средства.
В этом выпуске вы также услышите:
– Почему Британия отказала в убежище Николаю II и его семье.
– Указы Петра I о семье и браке.
Слушайте полную версию программы:
"Российская летопись". "Кассандра" во главе Комитета министров
22 апреля, 10:00
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала