Радио Sputnik
Самые важные события в России и мире: доступно о главном, просто о сложном. Аналитика, интервью, человеческие истории. Фото, видеоблоги, подкасты, спецпроекты.
https://cdn22.img.ria.ru/i/export/radiosputnik/logo.png
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Акценты

Вольтер, Zadig&Voltaire и "Каштанка энд Чехов"

© РИА Новости / Владимир Песня / Перейти в фотобанкСпектакль по повести Вольтера "Кандид, или Оптимизм" в постановке М.Розовского
Спектакль по повести Вольтера Кандид, или Оптимизм в постановке М.Розовского
"История Петра Великого" у Вольтера получилась, конечно, не совсем историей в подлинном смысле этого слова. Но с политической точки зрения – очень важный труд. Он как бы подводит процесс легитимации России как одной из ведущих держав Европы.
В этот день, … лет назад
Тридцатого мая 1778 года скончался французский философ, историк и писатель Вольтер.
Его гений очень высоко ценила Екатерина II. Императрица долгое время с ним переписывалась. Ну что ж! Эпоха такая! Просвещенного абсолютизма. Екатерина также состояла в многолетней переписке с Д’Аламбером и Дидро. Прочитав впоследствии эти письма, Николай Михайлович Карамзин справедливо заметит: "Европа с удивлением читает ее переписку с философами, и не им, а ей удивляется. Какое богатство мыслей и знаний, какое проницание, какая тонкость разума, чувств и выражений"...
© РИА Новости / Светлана ЯнкинаПервая большая французская энциклопедия или толковый словарь наук, искусств и ремесел Дидро и Д’Аламбера (1751-1777 годы)
Первая большая французская энциклопедия или толковый словарь наук, искусств и ремесел  Дидро и Д’Аламбера (1751-1777 годы)
Первая большая французская энциклопедия или толковый словарь наук, искусств и ремесел Дидро и Д’Аламбера (1751-1777 годы)
Екатерина помогала просветителям и материально. У Дидро была единственная дочь, и ради того, чтобы у нее было хорошее приданное, он с тяжелым сердцем решил продать свое единственное богатство – библиотеку. Екатерина, узнав об этом, купила у Дидро библиотеку, предоставив ему право держать ее у себя до смерти. Более того, императрица назначила Дидро хранителем библиотеки, определив жалованье в 1000 франков в год с выплатою его за 50 лет вперед.
В связи с этим Д’Аламбер писал Екатерине: "Вся литературная Европа рукоплескала…". Не скрывал восторга и Вольтер: "Все писатели Европы должны пасть к стопам Ее Величества"...
Государыня не только переписывалась с Вольтером, но и купила после смерти "фернейского мудреца" его библиотеку у наследников. Почти семь тысяч томов книг и рукописей. И за все это Екатерина заплатила 30 тысяч золотом. Высокая оценка, во всех смыслах. Правда, императрица хотела еще получить назад свои письма к Вольтеру. Но их уже купили. Впрочем, она договорилась с их издателем (а это был еще один большой поклонник философа – Бомарше), что в письмах будут некоторые купюры. А позднее, после начала Великой французской революции Екатерина приостановит печатание собрания сочинений Вольтера, а уже изданные тома прикажет сжечь. Что ж! Просвещенный абсолютизм тоже имел свои рамки. И потом: в начале было слово. Сначала вольтеры и дидероты, а потом отрубленные головы на пиках, революционный террор и гильотина. Об этой последовательности никогда не стоит забывать. Она повторяется в истории с завидной и трагической регулярностью...
А еще ранее, во времена Елизаветы Петровны, ее фаворит Иван Иванович Шувалов, основавший вместе с Ломоносовым Московский университет, предложил Вольтеру написать "Историю Петра Великого". Конечно, за весьма и весьма приличное вознаграждение (Вольтер уже был, как бы сейчас сказали, раскрученным брендом). Шувалов тоже хорошо знал Вольтера, переписывался с ним, гостил у философа в Фернее.
© Фото : public domainЛуис Токке. Парадный портрет императрицы Елизаветы Петровны. 1758 год
Луис Токке. Парадный портрет императрицы Елизаветы Петровны. 1758 год
Луис Токке. Парадный портрет императрицы Елизаветы Петровны. 1758 год
"История Российской империи в царствование Петра Великого" у Вольтера получилась, конечно, не совсем историей в подлинном смысле этого слова. Можно сказать так: это панегирик блестящего европейского мыслителя Петру I. С политической точки зрения – очень важный труд. Он как бы подводит процесс легитимации России как одной из ведущих держав Европы. Ее резкий скачок при царе-преобразователе из захудалой и варварской Азии – в цивилизованную, просвещенную и прочая, прочая Европу.
Вольтер долго собирал материалы для написания истории Петра. Даже хотел приехать в Россию. Впрочем, когда получил официальное приглашение, благоразумно отказался, сославшись на лета и расстроенное здоровье. А в письме к приятелю заметил на сей счет: "Не хочу ни короля, ни самодержавия. Сыт по горло. С меня довольно".
А какие он зато пел дифирамбы Петру, а потом и Екатерине II! Лукаво льстил? Не без этого. Но не в этом суть. Тут надо понимать, как это понимали в XVIII веке: литература – это изящная словесность, высокое искусство. И реальность тогда часто трактовалась как некая фантастическая условность, которая может принимать под руками творца любые формы. Отсюда и убежденность в необходимости переустройства мира, страсть к утопиям, к идеальному миропорядку и не менее идеальным правителям. Хотя, конечно, мечты философов и литераторов и реальность всегда связывает тонкая ниточка неудачи...
Показательный пример. В 1773 году в гости к императрице Екатерине II прибыл французский просветитель Дени Дидро. Он пробыл пять месяцев вместо двух, как планировал. Екатерина была не только умной и мудрой женщиной, но и благодарной и внимательной слушательницей. Она умела и сама красиво говорить. Споры между императрицей и философом были неизбежны. Ибо Дидро выступал в роли мечтателя, по мнению которого абсолютной монархине достаточно лишь приказать – и все можно изменить в одночасье, перевернуть с головы на ноги (или наоборот?). Екатерина же была реалисткой. Императрица как-то сказала философу: "Господин Дидро, вашими высокими идеями хорошо наполнять книги, действовать же по ним плохо… Вы трудитесь на бумаге, которая все терпит и не представляет затруднений воображению, между тем как я, несчастная императрица, тружусь для простых смертных, которые чрезвычайно чувствительны и щекотливы".
© РИА Новости / РИА Новости / Перейти в фотобанкРепродукция гравюры Б.Л. Энрикье "Дени Дидро"
Репродукция гравюры Б.Л. Энрикье Дени Дидро
Репродукция гравюры Б.Л. Энрикье "Дени Дидро"
Эти слова императрицы – квинтэссенция всего просвещенного абсолютизма: попытка соединить либеральные идеи и житейский консерватизм часто заканчивается плачевно, если не трагично. Ну а если первое возобладает над вторым, то вообще произойдет катастрофа. О нынешнем западном либерализме здесь говорить не буду. Он настолько странного свойства, что многое нужно разъяснять, потому что там вместо десяти заповедей – целесообразность, выгода, эготизм, "после нас хоть потоп" и адвокаты...
Но вернемся к "Истории Российской империи при Петре Великом". Как мыслитель Вольтер выдвигал очень умные и смелые идеи и мысли, но как историограф он был все-таки не очень сведущ в истории России, мало понимал ее дух и мировоззрения ‒ как сейчас бы сказали, ментальность. Не обошлось и без явных ошибок и несуразностей, которые, думается, Вольтер в большинстве своем почерпнул из фантастических сочинений разных европейских авторов о России. Например, о Москве Вольтер пишет, что Кремль был построен в XIV веке итальянскими архитекторами, как и церкви. А дома частных лиц представляли собой "только деревянные хижины". Говоря о Новгороде, Вольтер упоминает о каких-то древних "славах" или "славонах". Причем философ называет их пришельцами. Откуда они пришли в новгородские земли, Вольтер не сообщает. А Киев, по его словам, был построен константинопольскими императорами, которые создали там свою колонию.
Показателен пассаж Вольтера об убийстве царевича Алексея: "Петр был более государем, чем отцом. Он принес собственного сына в жертву интересам созидателя и законодателя, интересам своего народа, который без этой несчастной суровости впал бы снова в то состояние, из которого он был извлечен".
Впрочем, это частности. С другой стороны, Вольтер одним из первых серьезных умов Европы верно заметил, что "Россия является единственным большим христианским государством, в котором религия не возбудила гражданских войн, хотя и вызвала кое-какие волнения". Действительно, у нас не было ни религиозных войн, ни инквизиции. Разное бывало, но до европейских масштабов "азиатской" России было все же далековато...
Король Людовик XV и мадам Помпадур остались довольны "Историей". Это понятно: он были союзниками России в войне против Фридриха II. Зато прусский король написал Вольтеру: "Скажите мне, чего ради Вы взялись писать историю сибирских волков и медведей? Я не буду читать историю этих варваров; я хотел бы даже не знать, что они населяют наше полушарие".
© РИА Новости / РИА Новости / Перейти в фотобанк"Франсуа Мари Вольтер". Репродукция
Франсуа Мари Вольтер. Репродукция
"Франсуа Мари Вольтер". Репродукция
В этих словах, конечно же, личная и кровная обида. Фридрих в ходе Семилетней войны одержал ряд громких побед в Европе. Но Россия ему оказалась не по зубам. Русские били хваленую прусскую армию не раз. И "гений" Фридриха (каковым его почитали и почитают в Старом Свете) их, в отличие от европейский армий и полководцев, нисколько не завораживал. Как впоследствии и "гений" Наполеона и Гитлера.
И еще. Есть у Вольтера философская повесть "Задиг, или Судьба". Но сейчас гораздо более, чем это произведение, известен французский парфюмерный и одежный бренд Zadig&Voltaire. Глупое название: писатель имярек плюс имя героя его произведения. В России тогда стоит выпустить одеколон под названием, скажем, "Карамазовы энд Достоевский", "Раскольников энд старуха-процентщица", "Онегин энд Пушкин" или "Каштанка энд Чехов". Как там у Антона Павловича? "Ты, Каштанка, ‒ недоумение. Супротив человека ты все равно что плотник супротив столяра".
Герберт Спенсер как-то провидчески заметил: сумма разума на Земле – величина постоянная. А население-то с каждым веком растет!..
Автор Владимир Бычков, радио Sputnik
Рекомендуем
Ведущий программы Место встречи на НТВ Андрей Норкин
Ведущий НТВ отреагировал на монолог Максима Галкина о "проклятии"
Первые заключенные транспортируются в Освенцим, созданный 27 апреля 1940 года по распоряжению Генриха Гиммлера
Узник лагеря в Освенциме рассказал об изощренных пытках фашистов
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала