Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Акценты

Гений или "похотливый зверь": было ли у Зощенко раздвоение личности?

Унылый человек жаловался психиатру на раздражение по любому поводу: грязь в трамваях, капающий кран – все умножало его отвращение к жизни. Доктор посоветовал читать рассказы Зощенко. "Михаил Зощенко – это я", – ответил пациент. 10 августа исполнилось 125 лет со дня рождения знаменитого писателя-сатирика.
Литература была для Зощенко "последним делом". Выпускник военного училища, он заработал порок сердца во время газовой атаки на Первой мировой, но все равно пытался стать профессиональным военным – уже в Красной армии. Ему же упорно предлагали мирные занятия, и Зощенко перепробовал их множество. Самыми почетными были должности коменданта почтамта, инструктора по кролиководству и куроводству, делопроизводителя в порту и даже агента угрозыска. В этом качестве он начал заниматься в литкружке, заслужив прозвище "чудак-милиционер".
"Давай, я докушаю"
Зощенко писал свои рассказы быстро и большими порциями. Их печатали все юмористическиt журналы 1920 – 30-х годов. Публика скупала их массово и затем так же массово плакала от смеха. Мало кто знал, как далек автор от придуманного им героя. Того, например, который рассказывает, как повел даму в театр, как она в буфете не доела пирожное и как его "докушал, сволочь, за мои-то деньги" посторонний человек. Или того, что описывает драку жильцов коммуналки, во время которой "кто-то ударяет инвалида кастрюлькой по кумполу: инвалид – брык на пол и лежит, скучает".
В жизни все эти люди вызывали у Зощенко физическую неприязнь. Он весело писал о трамвайных хамах и до тошноты страдал, когда ехал с пассажирами, которые сплевывали на пол шелуху от семечек. "Раздвоение" мешало ему читать рассказы со сцены. Его без конца приглашали, и он почти всегда "имел неуспех". Читал вяло, новинки не предлагал. Получал записки: "Если вы автор этих рассказов, то зачем вы их читаете?" Парировал: "Если вы читатель этих рассказов, то какого лешего слушаете!" Публика просила: "Лучше расскажите покомичнее, как вы к нам доехали". Зощенко в бешенстве кричал: "Сел в поезд. Родные умоляли не ехать. Говорили: замучают идиотскими вопросами".
© Фото : Государственный литературный музей XX век Михаил Зощенко на собрании литературного кружка "Серапионовы братья"
Михаил Зощенко на собрании литературного кружка «Серапионовы братья»
Михаил Зощенко на собрании литературного кружка "Серапионовы братья"
Фрейдизм по-русски
Зощенко с молодости страдал ипохондрией, у него была водобоязнь, часто возникали тревожные состояния – он неделями боялся выйти из дома. Пробовал лечиться непрерывными любовными романами на фоне семейной жизни. Кстати, предпочитал замужних женщин и особый шик находил в том, чтобы "потом" познакомиться с их мужьями. Это "лечение" не помогало, а лишь делало более тяжелыми приступы депрессии. И тогда писатель решил произвести над собой "опыт самоанализа по Фрейду". То есть в деталях вспомнить свою жизнь до максимально близкого к началу периода, найти в младенчестве и объяснить причины всех своих проблем. "У него почти получилось", – рассказывает сотрудник Музея Зощенко Наталия Арефьева:
"Он много времени и сил потратил, изучая специальную литературу и посещая сеансы профессиональных психоаналитиков. В какой-то момент ему показалось, что он со своим недугом справился. История излечения изложена в его повести "Перед восходом солнца". Он понимал, как это сложно для человека – попытаться переделать свою личность, и захотел поделиться опытом. Редкий случай, чтобы писатель так откровенно и подробно раскрывался в книге о себе и своей болезни. Но с этой же книги начались новые неприятности в его жизни".
На фоне того, что произошло после публикации "Перед восходом солнца", кажется: уж лучше бы Зощенко ничего не знал о Зигмунде Фрейде и его психоанализе.
© Public domainЗигмунд Фрейд
Зигмунд Фрейд
Зигмунд Фрейд
"Подонок советской литературы"
Книгу стали публиковать по главам в середине Великой Отечественной войны, на которую Зощенко просился добровольцем, и обвинили в десятке грехов. Советских критиков возмущала неуместность "психологического ковыряния" ни в военное время, ни вообще, потому что "советским людям такие недуги несвойственны". Писали, что Зощенко изобразил "людей и самого себя как гнусных похотливых зверей". Но когда с легкой руки Сталина автора "Перед восходом…" начали называть "пошляком", "клеветником" и "подонком литературы", жить показалось невыносимо.
Михаила Зощенко исключили из Союза писателей – ту же судьбу разделила тогда Анна Ахматова: она тоже попала в перечень "подонков" после советского партийного постановления 1946 года. От Зощенко отвернулись журналы, друзья прекратили звонить и даже перебегали на другую сторону улицы при неожиданной встрече. Единственным способом не умереть от голода было заняться переводами иностранной литературы. Разумеется, без права указывать свою фамилию. И Зощенко снова заставил читателей смеяться.
Благодаря ему появились превосходные переводы на русский произведений финского писателя Майю Лассила. Считается, что, например, рассказ "За спичками" сильно выиграл в пересказе Зощенко. Знающим обстоятельства его жизни в связи с книгой о самолечении кое-что может показаться черной самоиронией переводчика. Есть в "За спичками" такой обмен репликами: "Мерин поправился? Его, кажется, старый цыган лечил". – "Да, он совсем поправился, только вскоре после этого околел"...
Автор Ольга Бугрова, радио Sputnik
Хотите быть в центре событий? Подписывайтесь на радио Sputnik в Instagram.
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала