Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Программы - Радио Sputnik

"Дневник читателя". Бенджамен Шо: делать глупости каждый день – это здорово

Французский иллюстратор Бенджамен Шо рассказывает о творчестве, ужасах отцовства и появлении медвежонка Помпона, а Мария Орлова из "Самоката" делится секретами "Светящихся в темноте".
Участники:
– Бенджамен Шо, иллюстратор, автор книг про медвежонка Помпона;
– Мария Орлова, сотрудник издательства "Самокат".
Ведущая: Наталья Ломыкина.
______________________________________________________________________________
ПРЯМАЯ РЕЧЬ
В конце сентября в России гостил художник Бенжамен Шо – звезда детской иллюстрации и автор обаятельного медвежонка Помпона (на русском языке истории про Помпона выходят в издательстве "КомпасГид"). Во Франции Бенджамен – один из самых востребованных детских иллюстраторов: в его портфолио больше 70 книг. Он дважды номинирован на премию памяти Астрид Линдгрен, имеет почетную золотую медаль Нью-Йоркского общества иллюстраторов, а книжки Бенджамена Шо переведены на разные языки от английского до японского. О своей работе художник рассказывает в программе:
Я художник-иллюстратор, делаю книги для детей, и меня пригласили на целую неделю в Россию. Расскажу вам, как я работаю, и в чем вообще заключается работа иллюстратора для детей.
Я живу в департаменте Дром, это юго-восток Франции, в маленькой деревне. Работаю обычно в своей мастерской. Так гораздо лучше, потому что у меня двое детей, и думаю, если бы я работал дома, они бы дорисовывали за меня все, что я не успел. Нас двое иллюстраторов, и мы вместе работаем в этой мастерской, что совсем неплохо. Так я не остаюсь один на один со своими проблемами – коллега может дать мне совет, что-то подсказать, у нас рабочая атмосфера в мастерской. Со своим издателем я встречаюсь очень редко, в основном мы общаемся по интернету.
Еще я работаю в кафе. Я прихожу каждое утро, у меня есть специальная тетрадка для черновиков, где я каждый день рисую час. Что-то, над чем я работаю сейчас, просто какие-то сценки, которые вижу – все, что угодно. В этот момент я совершенно свободен и моя голова ничем не занята – не нужно думать о рентабельности моего рабочего времени, о том, что я должен быть эффективным. Мне нужна какая-то сумасшедшинка – это тоже часть работы: мне нужно удивляться и удивлять самого себя, нужно, чтобы появлялись какие-то мысли, о существовании которых я даже не подозревал. Мне нужен внешний мир для этого.
До того, как у меня появились дети, я делал наброски всего, что вижу. У меня было пять-шесть цветных карандашей, и я рисовал все подряд, особо не думая. Это такая приятная медитация: вы вообще не думаете о том, что вы делаете, вы просто рисуете. Мне очень нравилось этим заниматься, но теперь у меня нет на это времени.
Еще я делаю эскизы в процессе работы. Там все разом: страницы книги, которую я делаю, люди, которые ходят по улице, просто что-то, что приходит мне в голову – и все это перемешивается. Это та часть работы, которая, наверное, мне нравится больше всего. Я еще не знаю, что получится, просто рисую, и постепенно образуются какие-то связи, разные персонажи встречаются друг с другом, появляются новые идеи.
Я никогда ничего не стираю ластиком, просто рисую рядышком, потому что никогда не знаешь, что у тебя получилось, а что нет. Если какой-то рисунок не получился для одного проекта, он может подойти для какого-то другого. А если вы его стерли – вы его потеряли. Поэтому я всегда делаю очень много версий одного рисунка, и никогда не было так, что я нарисовал что-то и оно сразу получилось. У меня очень много таких тетрадок, и все они заполнены рисунками, про которые я уже забыл, но там живут идеи, которые потом появляются в книгах.
Мой опыт работы иллюстратором – это не опыт работы руками, а опыт взгляда, это насмотренность. Моя рука не стала точнее, чем во времена, когда я был студентом. Но я лучше вижу, в каком направлении стоит двигаться и что у меня получается. Наброски – это та часть работы, которая нравится мне больше всего, поэтому их так много. А перерисовывать начисто – довольно тяжело для меня. Например, в книжках про Помпона очень много разных деталей. И я составлял целые списки, а потом пытался сделать так, чтобы все это поместилось на странице. Я собираю разворот как пазл. Если уже ничего не надо двигать, все – картинка закончена.
"Приключения медвежогнка Помпона" Бенжамена Шо – это что–то среднее между виммельбухом, то есть книгой для разглядывания, и историей для чтения. В книжках про Помпона много подробных, довольно реалистичных иллюстраций, которые и сами складываются в рассказ, но есть и приключение, о котором можно прочитать. Книга получается "многоразовой" – ее можно читать вместе с ребенком, внимательно рассматривая рисунки, а можно отыскивать всевозможные детали и придумывать собственные подробности. Сюжет первой книжки довольно прост: в медвежьей семье заскучал старший медвежонок. Ему приходит в голову идея стать ребенком человеческим, мальчиком. Прийти в дом людей, поиграть там, приготовить ужин и даже лечь спать. Все бы хорошо, но ночью медвежонку мерещится, что в доме живут монстры. Его так пугают страшные тени и звуки чужого дома, что он мчится скорее обратно в лес, в родную семью.
"Приключения медвежонка Помпона" – это первая книга серии. В продолжении Помпона принимают за плюшевую игрушку и уносят. А папа-медведь отправляется на поиски сына. Истории про папу и медвежонка получились случайно, рассказывает Бенджамен.
Однажды мне понадобилось сделать афишу для оперного спектакля. Пока я ее делал, думал: "Ну зачем я на это согласился, столько деталей, столько всего надо нарисовать". Мне было очень тяжело над этим работать. Но это как раз был момент, когда у меня только родился мальчик, и я решил убить двух зайцев. Я нарисовал самого себя на сцене со своей женой и ребенком, а среди публики нарисовал всех своих друзей и родственников, и мне было очень просто, потому что я их всех знаю. Например, всегда есть кто-то, кто вечно опаздывает, дядю нарисовал, который спит с открытым ртом.
Мне это очень понравилось, и я сказал своему издателю, что хотел бы такие книги делать. Она посоветовала сделать книгу про папу и ребенка, потому что у меня как раз родился ребенок, и я носил его в слинге. Она говорит, сделай книгу про папу-кенгуру, который потерял своего кенгуренка. А я не люблю, когда мне указывают, что мне надо рисовать. Поэтому решил нарисовать медведя с медвежонком. В книге я как раз рассказываю о своем опыте отцовства, описываю весь этот ужас, который испытываешь за маленькое хрупкое существо. Папа спит, а его ребенок убегает за пчелой, и папа, конечно, впадает в панику и бежит за медвежонком. У меня много деталей на картинках и даже читателю сложно понять, где вообще медвежонок скрывается. И папа-медведь выходит из леса, попадает в город, приходит в оперу, и, в конце концов, они все-таки находят друг друга. Таким образом, у меня получилось избавиться от своих страхов. И люди, прочитав мою книгу, сказали: "Слушай, интересная мысль получается: не взрослый открывает новый мир ребенку, а ребенок открывает мир взрослому". Потому что медведь вышел из леса, отправился в город, познакомился с разными достижениями культуры и цивилизации. Я вообще был очень доволен, что в моей книге есть умные мысли, о которых я даже не подозревал. Так как первая книга хорошо продавалась, всего я сделал четыре книги про медведя, но все-таки каждый раз мне нужно очень много времени, потому что очень много мелких деталей. И мне всегда нужно собраться с силами, чтобы приняться за новую книгу. Но так как у меня родился еще ребенок, мне пришлось для него делать еще одну книгу. В медведях как героях детских книг и мультфильмов есть что-то странное, парадоксальное: с одной стороны, мишки все такие милые и мягкие, а с другой, это зверь, который может съесть тебя и вообще в принципе опасен. Это немного смущает, но это интересно использовать при создании персонажа. Поэтому в моих книгах Помпон и его семья – это реальные медведи, которые иногда могут быть пугающими, но папа при этом сам боится за сына. Я чувствую, что мы очень похожи с этим медведем, он что-то вроде моего тотемного животного. Всех персонажей я писал, конечно, со своей семьи, и папа-медведь – это я.
Кроме книг про медвежонка Помпона у Бенжамена Шо немало других книг, и в каждой есть то, что видят только взрослые, а дети не замечают. Это посыл художника таким же родителям, как и он сам.
АКТУАЛЬНОЕ ЧТИВО
В этом выпуске Мария Орлова из издательства "Самокат" рассказывает о волшебной книге шведской художницы Лены Шёберг "Светящиеся в темноте". Ночь только кажется темной и страшной. На самом деле, если приглядеться, в темноте всегда есть свет! И в этой книге тоже. Особенно если посветить на нее специальным, собственноручно сделанным фонариком. Светиться в темноте могут не только звезды или светлячки, но и растения, рыбы, птицы и даже грибы. Когда будете слушать рассказ Марии Орловой, имейте в виду, что в 2019 году книга "Светящиеся в темноте" стала лауреатом шведского конкурса "Искусство книги".
"Дневник читателя". Бенджамен Шо: делать глупости каждый день – это здорово
8 октября, 12:13
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Рекомендуем
Голосование на выборах новых членов РАН, членов-корреспондентов и иностранных членов РАН, которые проходят на общем собрании Российской академии наук
РАН назвала имена новых академиков
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала