Есть еще порох в пороховницах?

ЕС планомерно противостоит газотранспортным проектам России, исключающими "украинский маршрут". Европа является кредитором Украины и борется за то, чтобы у ее заемщика была возможность хоть как-то обслуживать и возвращать долги.
Читать на сайте radiosputnik.ria.ru

Автор Дмитрий Геер

Транспортировка российского газа через территорию Украины в настоящее время хоть и перестала быть головной болью Европы, но все еще остается вопросом, который обсуждается на самых разных уровнях. Киев так уже свыкся со своей ролью транзитера, что любые намеки на то, что этому положению может прийти конец, он просто не воспринимает всерьез. Да и европейским кредиторам уже почти выгодно, чтобы все оставалось на своих местах.

История вокруг "Южного потока" недолго была победой противников сильной России. Довольно скоро появился новый привлекательный проект. "Турецкий поток" буквально с первых дней заявил о себе как о проекте на будущее. Но только в Киеве почувствовали настоящую угрозу, которая пошатнет уверенность нынешней киевской власти. А самая интересная позиция оказалась у европейцев. С одной стороны, они хотят получать газ стабильно, без перебоев и без угроз со стороны стран-транзитеров. С другой – именно на транзите газа Украина еще способна хоть что-то заработать. А в глазах европейских кредиторов украинской экономики это что-то заработанное превращается в те самые долги, которые они так хотят получить от Киева. В итоге ЕС пытается усидеть на двух стульях, а со своими "советами" постоянно вмешивается Вашингтон. Говорит политолог Михаил Синицын:

"ЕС хоть и находится под влиянием США, но, безусловно, заинтересован в том, чтобы были стабильные поставки газа. Но он не может принимать самостоятельные решения в вариантах этих поставок. Вы видели, что происходило с "Южным потоком", когда Болгария отказалась от его строительства на своей территории. Конечно, ЕС заинтересован в том, чтобы были стабильные поставки газа. Они в принципе заинтересованы в том, чтобы Украина продолжала находиться в разряде состоявшихся государств. Только она из этого разряда уже вышла. Восстанавливать украинскую экономику и стабильность этого государства ни у кого нет ни желания, ни денег. Для ЕС выгоднее сейчас пойти по варианту России, подключиться к "Турецкому потоку" и прекратить все разговоры о транзите газа после 2019 года через Украину. Но так как за спиной ЕС стоят США, которые до сих пор хотят использовать Украину как некий инструмент давления на Россию, они делают все, чтобы подобные проекты либо тормозились, либо не реализовывались. Есть и политические, и экономические аспекты, и не всегда это зависит от России или ЕС. А Украины в этом процессе нет как субъекта".

Однако позиция России уже озвучена с предельной точностью, и менять ее Москва не собирается. Как не собирается терять свой статус надежного поставщика, а это значит гарантировать свои поставки, несмотря ни на какие политические потрясения, которыми отличается (и, скорее всего, будет отличаться) Украина. Европа все это прекрасно понимает, но все равно других способов получить с Украины деньги пока не видит, соглашается ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев:

"Там в основном преобладает политика. Экономики там много было раньше, а сейчас, фактически, вся ситуация вокруг поставок газа на Украину и эксплуатации ГТС предельно политизирована. Здесь есть и экономическая составляющая. Ситуация следующая – Россия не может гарантировать поставки газа через территорию Украины в Европу на какое-то заметное будущее. Конечно, для того, чтобы была какая-то страховка, сейчас обсуждается договор продления после 2019 года на транзит газа через территорию Украины. Но уже сейчас ясно, что объемы поставок будут незначительны, и что этот газ в перспективе будет замещен обходными маршрутами – "Турецким потоком" и "Северным потоком-2". Почему сопротивляется ЕС? Дело в том, что Украина набрала очень большие долги и находится, как и Греция, сейчас в преддефолтном состоянии. Для того, чтобы можно было хоть как-то надеяться на возврат денег, которые были выданы Украине, необходимо, чтобы там сохранялся бизнес, какой-то источник денег. Транзит, безусловно, является серьезным источником денег для Украины. Поэтому Европа, которая является кредитором Украины, борется за то, чтобы у ее партнера, была возможность хоть как-то понемногу обслуживать и возвращать долги".

Как с быком ни биться, а молока от него не добитьсяПервостепенная задача Минских соглашений – урегулирование конфликта вокруг самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Но Киев находит бесконечное число поводов, чтобы не реализовывать этот документ.

Помимо геополитических рисков, Россия не хочет брать на себя и решение чисто технических вопросов, которые как снежный ком облепили ГТС Украины, продолжает Рустам Танкаев:

"Что касается России, то она не заинтересована в этом транзите по многим причинам. Больше, конечно, политического свойства. Но есть причины чисто технологические. Технологические состоят в том, что ГТС Украины полуразрушена. Она работает сейчас на 25% проектной мощности, и в перспективе следует ожидать, что будет все хуже и хуже работать. Почему так происходит? Для того, чтобы кто-то вложил деньги в ремонт и реконструкцию ГТС Украины, необходимы гарантии, что эта ГТС будет работать и приносить деньги.

Никогда не стоит хвастаться будущимМногие эксперты уверены в том, что идущий сейчас на Украине процесс конституционной реформы носит имитационный, "успокоительный" для западной публики характер.
 Есть надежда на то, что выданные кредиты будут возвращены. Но такую гарантию может дать только Россия. Россия отказывается давать такую гарантию по политическим мотивам. Украина не может гарантировать надежную работу своих транзитных газопроводов, и совершенно не исключено, что в какой-то ситуации они начнут этот газ опять воровать".

Выходит, что Европа пока не готова просчитать и все выгоды, и все риски далеко вперед. Жажда получить долги с почти обанкротившегося государства перекрывает все выгоды, которые сулит поддержка новых российских газовых проектов. Ну а у Киева опять появляется шанс почувствовать себя важным игроком на европейском рынке углеводородов.

Обсудить
Рекомендуем